Луговые озёра и окрестности (minaev_hutor) wrote,
Луговые озёра и окрестности
minaev_hutor

Начинаю осознавать мудрость госпожи Простаковой

Оригинал взят у matholimp в Начинаю осознавать мудрость госпожи Простаковой
Ещё и месяц, и год, и три назад я с удовольствием цитировал своего любимого ученика Сергея Рукшина о том, что пример госпожи Простаковой идеально показывает разницу между знаниями и компетенциями. Знание географии есть у ямщика, тогда как госпоже Простаковой вполне достаточно компетенции, т. е. информации о местонахождении достоверного знания. Будучи продуктом советской педагогики, мы оба даже ни на минуту не сомневались в том, что школа и вуз должны давать знания и только знания.
В детском саду одна из воспитательниц надолго прилепила мне кличку «ботаник» за то, что я достал её вопросами, как называется какой цветочек. А в начальной школе я прослыл лучшим в масштабах школьного двора знатоком географии. Никто из старшеклассников не мог сравниться со мной в знании стран Азии и Африки: я безошибочно называл их столицы, президентов и премьеров, а также прочие подробности. Не важно, что это были лишь пустые слова, ровным счётом ничего не говорившие ни уму, ни сердцу. Но в стране за железным занавесом могли быть только такие «знания».
И лишь на шенгенских просторах я ощутил разницу между умением показать город на глобусе и найти дорогу к нему в незнакомой языковой среде (где уже никто не доведёт ни до какого Киева). А буквально в самые последние дни я уловил те нюансы, из которых складывается настоящее знание географии.
Позавчерашним вечером я прокатился из шведской деревеньки Норрталье на прикольном автобусе №634, недлинный маршрут которого включает подряд две паромные переправы через проливы Фурузунд и Норрзунд. В первом из них я увидел вдали огромный морской паром и долго не мог понять, как и зачем он там оказался, откуда и куда следовал.
А вчера вечером я проследовал через тот же Фурузунд (уже не поперёк, а вдоль) на другом таком же морском пароме. Что сразу радикально изменило мои представления о местной географии.
IMG_20160813_171239
До сих пор я был твёрдо убеждён, будто путь из Стокгольма на Хельсинки лежит строго на восток. В принципе, так оно и есть, если взглянуть на глобус или даже на подробную карту. Более того, по карте несложно проложить такой маршрут сквозь лабиринт островов Стокгольмского архипелага. Но только вчера я узнал, что прямой путь мелководен, из-за чего паромы идут по фарватеру, резко уходящему на север.
Я уже далеко не в первый раз на этом пароме. Но желания сопоставить пейзаж за бортом с подробной картой не возникало ровно до тех пор, пока я не увидел те же места с другой стороны.
Вот тут как раз и зарыто главное требование к возникновению знания и предшествующей потребности в нём. Настоящее знание не может возникать иначе как через распознавание уже увиденного однажды или чего-то, известного из другого контекста.
Информация не может превратиться в знание ровно до тех пор, пока не возникнет двух способов взглянуть одно и то же. Можно заучить какой-либо термин и даже правильно составлять фразы с его участием. Но смысл у него появится не раньше, чем названный этим словом предмет будет узнан в ином окружении.
Несколько раз, проплывая через одно и то же место, я любовался паромом за соседним островом. Мне даже в голову не приходило, что он не движется, а стоит в порту Капельшер. Презумпция прямолинейности маршрута напрочь исключала подобную мысль. Но теперь я узнаю окрестные острова и однозначно определяю место на карте. Прежде даже представить такого не мог, а теперь вижу и точно знаю, что Капельшер не в дальней дали от главного фарватера, совсем рядом с ним.
Многократно узнанное, знание становится твёрдым. Пусть врут календари, но способного проверить они с толку не собьют. Не важно, что навигаторы Яндекса и Гугла упрямо показывают, будто мой паром идёт по соседнему Норрзунду, а не по Фурузунду. Но я уже научился различать эти два пролива, что позволяет мне уверенно говорить об ошибке (скорее всего, связанной с позиционированием ретранслятора).
Вернёмся к госпоже Простаковой. Нужно ли забивать голову лжезнаниями, подлинного смысла которых их обладатель не понимает?
В позапрошлом веке потребность в этом всё же была. В отсутствие достаточного количества хороших справочников и библиотек, приходилось запасаться информацией на всякий случай. Оказавшись в незнакомой ситуации и в отсутствие квалифицированных консультантов или помощников, человек вынужден был искать нужную информацию в собственной голове. Если ему удавалось не только вспомнить давно заученное, но к месту и по делу применить его, то проблема решалась. Важнее, что бессмысленное прежде знание превращалось в практический опыт.
Век интернета требует совершенно иных оценок. Теперь уже нет никакой необходимости загружать голову непонятными терминами. В принципе невозможно заранее заучить всё на все случаи жизни. Когда же возникнет конкретная потребность, в интернете быстро найдётся, как с этой же проблемой справились те, кому уже приходилось её решать.
Такой подход подсказывает направления пересмотра содержания школьного обучения. Прежде всего, нужно учить поиску информации в интернете.
Но нередко главная проблема состоит в осознании, что же именно нужно искать. Чтобы обеспечить успешное её решение, акцент в школьных дисциплинах следует сместить в сторону развития речи.
Суть понимания состоит в умении пересказать своими словами. «Свои» слова не появятся в отсутствие альтернативы, пока ученик не сможет сказать о том же самом хотя бы какими-нибудь другими словами. В качестве варианта других слов следует учитывать перевод на иностранный язык. Чем большим количеством языков владеет человек, тем выше его способность уяснить суть любой проблемы.
Современные компьютеры обеспечивают приемлемый перевод с одного языка на другой. Но методики преподавания сильно отстают от стремительно меняющегося времени. По крайней мере, мне пока ещё ничего не известно об успехах в обучении иностранным языкам с помощью систем машинного перевода. Ясно лишь, что акцент в преподавании иностранных языков нужно будет переносить с заучивания тысяч слов на овладение алгоритмами изменения слов при склонении, спряжении и т.п.
Точно так же излишним становится заучивание любых других информационных массивов. Даже извозчику теперь нет необходимости помнить наизусть названия всех улиц мегаполиса. Навигатор быстро и легко покажет дорогу в нужную сторону. Зато следует учить навыкам ориентирования в незнакомой местности, как по карте, так и без неё.

(С) Фотография Федотова Валерия Павловича, 12 августа 2016г.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments