Луговые озёра и окрестности (minaev_hutor) wrote,
Луговые озёра и окрестности
minaev_hutor

Вот российская судебная власть уже и до мышей добралась

Оригинал взят у santalusia в Вот российская судебная власть уже и до мышей добралась
Оригинал взят у raganaskekis в Казнь мыши



Оригинал взят у sosedgeorg в За репост могут привлечь к уголовной ответственности
20 февраля суд Екатеринбурга приговорил 47 летнюю женщину к 320 часам обязательных работ, а ноутбук и компьютерную мышь к уничтожению, как орудие преступления. И вопрос "за что" отнюдь не звучит риторически. Вы думаете в Интеренете все дозволено? Отнюдь. И к свободе слова, впрочем как и к другим свободам, прописанным в Конституции подобные преступления в Интеренете не относятся. И не только в России. Поэтому критика законодательства нашей страны в данном случае, как минимум неуместна. В других странах законы еще жестче.




Граждан России за репосты в социальных сетях привлекают по двум статьям Уголовного кодекса РФ:

  • Статья 280 - публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности

  • Статья 282 - возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства


Под 280-ю, как указано в постановлении Пленума ВС № 11 от 28 июня 2011 года «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности», попадают публичные призывы, выраженные в любой форме, включая интернет-обращения к другим лицам с целью побудить их к осуществлению экстремистской деятельности. Такими преступлениями занимается ФСБ.

Публичное распространение информации о необходимости противоправных действий или оправдания такой деятельности квалифицируется по статье 282. Эти дела расследует Следственный комитет.

По статистике Судебного департамента при Верховном Суде в первом полугодии 2015 года осуждены 223 человека за преступления против конституционного строя и безопасности государства. Сколько людей из этих 223 осуждены по статьям 280 и 282 неизвестно.

Ретрансляция (репосты) чьих-то суждений или художеств, как правило, квалифицируется именно как призывы, а не распространение информации. Поэтому с подобным экстремизмом борется ФСБ.

Адвокат Сергей Лукьянов пояснил:

На основании репоста можно привлечь к уголовной ответственности, но с жесткой оговоркой: если в нем действительно есть призывы к экстремистской деятельности. Об этом сказано и на Пленуме Верховного суда.

Оттолкнувшись от противного, мы придем к другой крайности. Радикальный экстремист подговаривает иное лицо на публикацию преступного поста, а сам просто кликает на кнопку «Рассказать друзьям» и избегает ответственности. Такая постановка будет фактически означать легализацию преступной деятельности.

При рассмотрении дел все упирается в экспертное мнение профессоров-лингвистов. Они препарируют посты на слова и интонации и определяют, есть ли призывы к экстремизму


Пр этом у ФСБ есть возможность не сразу привлекать к уголовной ответственности, а предупреждать граждан России.

Согласно приказу ФСБ от 2 ноября 2010 года № 544, физическим лицам могут объявляться официальные предостережения о недопустимости действий, создающих условия для преступлений, при отсутствии оснований для привлечения к уголовной ответственности.

Но обратите внимание на последнюю часть предложения: при отсутствии оснований для привлечения к уголовной ответственности. Если пользователь сделал репост материала экстремистского содержания уже поздно его предупреждать. По факту он совершил преступление. А не знание законов, как говорится, не освобождает от ответственности...

Примеры профилактики есть, и даже по более тяжким составам, нежели публичные призывы к экстремизму. Весной 2015 года Самарская контрразведка предостерегла местного жителя от госизмены. В октябре 2013-го он направил в посольство США в Москве письмо Бараку Обаме с выражением готовности поучаствовать за плату «в развале России как государства». ФСБ, выяснив, что до союза Америки и самарца дело не дошло, выписали ему предостережение. Того же подхода в декабре 2015-го удостоился еще один житель Самарской области, который чересчур увлекся террористической группировкой "Хизб-ут-Тахрир".

В декабре 2014 года ФСБ проявила верх правовой учтивости по отношению к гражданину Украины Денису Данченко. Служба узнала, что он собирался приобрести в России и вывезти на родину электронные блоки к ЗРК С-300 и Бук-М1 под видом кондиционеров. Оперативники предпочли задержать Данченко до покупки и предотвратили ущерб безопасности страны. Ему вынесли официальное предостережение и выдворили. В октябре 2015 года столь же корректно сотрудники ФСБ одернули жителя Нефтеюганска, который планировал поездку в Сирию для вступления в ряды запрещенного "Исламского государства". Парень получил бумагу от ФСБ, что сильно охладило его вражескую боевитость.



А что на Западе?

В законодательстве большинства европейских стран понятие экстремизма не употребляется, а наказание предусматривается за деяния, получившие обобщенное название «hate speech» (буквально речи ненависти) или «hatred crime» (преступления ненависти). Речь идет, прежде всего, о возбуждении национальной, расовой и религиозной вражды, об оскорблениях, угрозах и насилии в отношении лиц по причине их принадлежности к какой-либо общности, о распространении литературы и идеологии расистского, нацистского и т.п. толков.

В законодательстве этих стран применяются такие понятия, как «дискриминация», «ксенофобия», «антисемитизм», «исламофобия», «разжигание национальной или религиозной вражды» и др.

Причем формы борьбы с экстремисткими, радикальными проявлениями отличаются крайней жесткостью и бескомпромиссностью.

В США, в отличие от Европы, высказывание экстремистских взглядов защищено первой поправкой к конституции, и преступлениями считаются только конкретные действия в случаях, когда они подпадают под соответствующие определения в законодательстве. Но подобные преступления в США часто квалифицируются как «преступления на почве ненависти». И эта дополнительная квалификация отягощает вину и ужесточает наказание.

Снимок01.PNG

Например, французский комик Дьедонне приговорен в Бельгии к двухмесячному тюремному заключению "за разжигание межрасовой розни и антисемитизм" и штрафу в размере 9 тысяч евро. Перед этим его обвиняли во Франции за "поддержку терроризма" из-за неудачной шутки в адрес "Шарли Эбдо".

Другой пример: итальянец Паоло Мунци разместил на популярном веб-сайте список из 162 университетских профессоров, которые когда-либо поставили свои подписи под петициями в поддержку Израиля. 42-летний антисемит в оскорбительных выражениях описал деятельность «еврейского лобби» и призвал пользователей интернета «осложнить жизнь» этим людям. За что тут же и сел на нары на полгода.





источник




Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments