Луговые озёра и окрестности (minaev_hutor) wrote,
Луговые озёра и окрестности
minaev_hutor

Как звали Ордвара Одда?

Оригинал взят у vuossaari в Как звали Ордвара Одда?
Оригинал взят у ieriki в Как звали Ордвара Одда?
Оригинал взят у rujas_veldze в Как звали Ордвара Одда?
Оригинал взят у mesi_marja в Как звали Ордвара Одда?
Оригинал взят у knivy в Перепост: Как звали Вещего Олега? - попытка распутать некоторые несуразности летописей
Оригинал взят у santalusia в Как звали Вещего Олега? - попытка распутать некоторые несуразности летописей
Оригинал взят у skurlatov в Как звали Вещего Олега? - попытка распутать некоторые несуразности летописей
Оригинал взят у ss69100 в Как звали Вещего Олега?

Неточности и явные казусы древнерусских летописей давно стали «притчей во языцах» и «головной болью» российских ученых.

Причем дело не только в том, что создатели летописей, включая «киевского краеведа» (так историк А. Никитин в шутку «окрестил» достопочтенного Нестора), так толком и не объяснили «откуда есть, пошла Русская земля и кто в Киеве стал первым княжить», но и изрядно напутали в хронологии.

Действительно, если верить летописям то и князь Святослав Игоревич и его сын Владимир (заметим младший, третий сын) родились в одном 942 году. Еще хуже дело обстоит с матерью Святослава княгиней Ольгой, жизнь которой, опять же, если верить летописям, продолжалась более 200 лет.

Ко всему прочему, за этот весьма продолжительный срок она умудрилась поочередно побывать женой князя Рюрика, матерью его сына Игоря, женой своего сына Игоря и матерью его сына Святослава, женой Святослава и матерью его сына Владимира, который, как уже говорилось выше, родился в один год с отцом. Но и это еще не все. Из русских летописей и прочих Синопсисов известно, что княгиня Ольга была родной теткой Рюрика и за одно дочерью его племянника Олега, а также некоего Тмутаракана Половецкого. В принципе конечно подобное возможно.

По свидетельствам западных и восточных источников, да и самого Нестора, славяне действительно вступали в кровосмесительные браки — женились на своих матерях, дочерях и сестрах. Точно так же как этим грешили многие правящие династии Египта, Персии и некоторых других стран. Только вот с продолжительностью жизни Ольги в летописях явная промашка вышла. Как говорится «столько не живут».

Сразу оговоримся, все выше изложенные «факты» — не мои собственные домыслы, а плод кропотливого труда А.А. Бычкова, А.Ю. Низовского, П.Ю. Черносвитова — авторов книги «Загадки Древней Руси» издательства «Вече».

Стремясь хоть как- то объяснить сложившийся парадокс, они же первые и высказали предположение, что существовало, по крайней мере, «пять ипостасей княгини Ольги». А главное, укрепили меня в мысли, что Ольга (летописная Олга) не имя собственное, а титул принимаемый по замужеству. И именно в нем скрыт смысл русской истории. Правда, выше означенные авторы свято верили, что все наши древние князья были скандинавского происхождения и носили титул «хельг».

Правоверные норманнисты производят его от якобы древнегерманского hеlgе (хелге), вольно трактуя это слово как «вещий», «мудрый», «светлый», «святой» и даже, как увидим ниже — «правитель». А раз так, то, следуя их логике — « жена царя, разумеется, является царицей, жена короля — королевой, жена князя — княгиней, а жена Хельга — Хельгой. А «Хельга Русская», «Эльга Росена» просто означает «Русская правительница».

Таким вот незатейливым способом в принципе верная мысль создает у читателей совершенно неверное представление о начале русской истории и происхождении русских князей. Поясню. В Швеции, слово «helge» производят от действительно древнегерманского слова «helig», которому соответствует одно единственное и совершенно четкое значение «святой». Но и это не все. Сами шведские ученые убеждены, что слово «helge» в Швеции получило распространение лишь с принятием христианства (не раннее XI-XII вв.). А в качестве имени собственного как в мужской, так и женской его форме в Скандинавских письменных источниках впервые встречается в своде исландских саг «Eddan», написанном в первой половине XIII в.

Вот так. Отсюда следует, что-либо все наши Ольги и Олеги жили слегка попозже указанного в летописях времени, либо их имена имеют совершенно иное значение (перевод). Что, в общем-то, давно доказано менее германофильски настроенными учеными. В частности, известный историк А. Кузьмин высказал предположение, что имя Олег (летописный Олг) происходит от иранского Халег (творец, создатель), или, что, на мой взгляд, гораздо ближе к истине, от тюркского (болгарского) эквивалента этого слова Олг (великий). А теперь попробуем взглянуть на хронологию правления первых русских князей с новой, но существенной поправкой.

И так, согласно древнерусских летописей, в 861 году у Рюрика родился сын Игорь — Ингорь. Его матерью по одним версиям была дочь «князя урманского» Ефанда, по другим все та же Ольга (Олга). Разрешить это противоречие довольно легко, если принять во внимание поправку, что имя Ольга на самом деле не имя собственное, а титул со значением «великая». То есть, другими словами выйдя замуж за Рюрика, княжна Ефанда автоматически становилась Великой княжной или Ольгой.

Пока вроде бы все сходится, но дальше нас ждут загадки поинтереснее. Поэтому продолжим. В 879 году столетний Рюрик героически погиб в «Кореле», взимая дань с непокорных финнов. Игорю 17 лет, и если верить летописям он «еще очень мал» (!?).

Многие историки сомневаются в долголетии Рюрика, совершенно не свойственном тому времени. Действительно сомнительно, как и сомнительно, что Игоря он зачал в возрасте 82 (по другой версии 62) лет от роду. Но, как говорится, «бывают в жизни исключения». Тот же Германарих король, готов, например, если верить историкам, умер в еще более зрелом возрасте, да и то после того, как его тяжело ранили, русы Сар и Аммий. Царь Великой Скифии Атей так же воевал до последнего и 90 летним «старцем» пал на поле боя с мечом в руках. В общем, слегка перефразировав Лермонтова, можно сказать « да были люди в оно время, не то, что нынешнее племя, богатыри не мы» и на этом тему долголетия закончить. Поскольку в случае с Игорем, которого историки так же «попрекают» излишней активностью в преклонном возрасте, мы сталкиваемся совершенно с иной ситуацией. Впрочем, обо всем по порядку.

Летописи утверждают, что, умирая, Рюрик оставил на попечении своего родственника Олега, маленького (17 лет) Игоря и других детей, «коих у него было много». На самом же деле под именем Олег, скорее всего, подразумевалась никто иная как княгиня Ефанда Ольга. И тому есть некоторые подтверждения. В частности мулла Шихаб-эд-дин ал-Марджани в вышедшей в 1885 в Казани книге сообщал, что после смерти Рюрика правила его жена Ольга, потом их сын Игорь, потом снова Ольга жена Игоря. Собственно, ничего удивительно или невозможного в этом сообщении нет, все как раз таки в духе реалий русской истории. С одной лишь существенной поправкой: после 882 года князь Игорь стал именоваться Олегом (Олгом), все по той же очевидной причине он стал Великим князем. Попробую пояснить ход моей мысли и заодно разгадать еще одну, пожалуй, самую трудную загадку хронологии.

В русских летописях говорится, что в 882 году князь Олег выступил в поход, «взяв с собою много воинов», малолетнего Игоря (!?) и вскорости подошел к Смоленску. Здесь-то и начинают развиваться самое интересные, на мой взгляд, события. Едва воинство Олегово расположилось станом, как вышли из города старейшины Смоленские и спросили человека из свиты князя: «Кто это пришел? Царь ли какой или князь в великой славе?» И вышел из шатра Олег, «держа на руках у себя Игоря», и сказал смолянам: « Вот Игорь, князь Русский». После этих слов Смоленск признал себя подвластным Игорю. А Игорь принял город на руку свою и посадил там «мужей своих».

Тот же самый маневр Олег повторил чуть позже и в Киеве. С той лишь разницей, что, обрекая Аскольда (по ряду версий старшего сына Рюрика) и Дира на смерть, он сказал несчастным князьям: « Не князья вы и не княжьего рода, но я княжьего рода», и когда вынесли Игоря, добавил: « Вот он сын Рюрика».

Кто только не изгалялся над свидетельством летописей. Действительно, как-то нелепо выглядит — Олег выносит на руках двадцатилетнего юношу (а по тем меркам и вовсе мужа). Предполагалось даже (в шутку), что Игорь был хилым от роду или немощен (болен). Но на самом деле все объясняется гораздо проще, Игорь действительно был мал и был он не сыном Рюрика, а внуком, сыном Игоря I Олга, т.е., Великого принявшего титул после смерти своей матери Ефанды Ольги. Почему Игорь Олг столь безжалостно разделался со своим сводным братом Аскольдом, вполне очевидно, борьба за престол знала и еще более жуткие жертвы.

А вот теперь пришло время поговорить об Ольге II, жене Игоря Рюриковича. Примерно в 880 году, утверждают летописи князь, Игорь на охоте в Псковской области повстречал девицу Ольгу «вельми юна сущу». Воспылав похотливой страстью к девице, князь силой хотел овладеть ею. На что Ольга ответила князю: « не прельщайся, видев мя юну девицу и уединену, и о сем не надейся, яко не имаше одолеши ми».

Услышав такие речи, Игорь отступил, но юная девица запала в душу князю. И если верить летописям, в 903 (по другой версии 912) году, т.е., как минимум через 13 лет после встречи, он снова вспомнил о прелестнице, разыскал ее и сочетался с ней законным браком. От этого брака, как уже упоминалось выше, в 942 (по другой версии в 920) году появился на свет князь Святослав Игоревич. Кроме того летописи сообщают, что изначально имя Ольги, оказывается, было Прекраса, жила она в селе Выдубицы Псковской области. А Ольгой же ее нарекли в честь князя Олега (!?). Абсурдность этой версии ни у кого не вызывает сомнения.

Вместе с тем, если смотреть на имя Ольга как на титул, то все становится на свои места. В 880 году Игорь I Олг, скорее всего, действительно повстречал на охоте в Псковской области некую девицу Прекрасу, дочь местного вождя или старейшины именем Гостомысл. На которой он благополучно женился в тот же или на следующий год. Выйдя замуж за великого князя Игоря (Олга), Прекраса, естественно, так же стала именоваться Великой (Ольгой) и примерно в 882 году подарила любимому мужу наследника Игоря II. Того самого Игоря, которого Игорь I Олг выносил на руках в Смоленске и Киеве, и который был отцом Святослава.

На мой взгляд, только с такой позиции можно внятно объяснить многие несуразицы русских летописей описываемого периода. А именно затянувшееся на десятилетия сватовство Игоря, его поздний брак и еще более позднее рождение первого и единственного (!?) сына Святослава. Но продолжим, поскольку впереди нас ждут еще более интересные открытия.

В 903 году, если верить летописям, Игорь все еще мал, страной же по прежнему правит его регент Олег. За это время шустрый варяг, находясь в состоянии латентной войны с Хазарией, подгреб под себя племена северян и вятичей, понудив их платить «легкую» дань. Но иногда потомок скандинавов с тюрко-иранским именем все-таки подумывает и о племяннике (в летописях Олег дядя Игоря, брат его матери Ефанды) и даже решает его женить на давней зазнобе Прекрасе. (На наш взгляд, давно пора бы, Игорю уже 42)

И вот, наконец, свершилось. «Привели Ингорю жену из Плескова именем Ольгу, дочь Гостомыслову». Но если перестать ерничать и взглянуть на данное сообщение через призму новой хронологии, то не так все плохо получается. На самом деле, в 903 году юному Игорю Игоревичу (11 лет) действительно привели жену, но не из Плескова (будущего Пскова, которого, кстати, в то время еще и не было), а совершенно с иной стороны, из города Плиска в Болгарии. И именно на этой «Ольге», опять же согласно летописей, Игорь повторно женился в 912 году. По моему мнению, в 903 году Игорь II был всего лишь обручен с молодою невестой. Поскольку на время свадьбы в 912, как сообщают некоторые летописи, ей было 20 лет. Хотя вполне могло быть и иначе — ранние браки в то время были скорее нормой, чем исключением.

На это, в частности, указывают все те же летописи, согласно которым в 907 году Олег уходит в поход на Византию, Игорь же остается в Киеве с «молодой женой». Но вот титул Великий (Олг) и он, и его жена получили лишь после загадочной смерти Игоря I Олга в 912 году. Попутно заметим, что болгарское происхождение Ольги (подлинное имя великой княжны матери не менее великого Святослава мы вряд ли когда-нибудь, узнаем) не наша собственная выдумка, на это есть указания во все тех же русских летописях.

Причем, отца этой третьей Ольги, если им верить звали, Тмутараканом, и был он князем половецким. Кстати болгарское происхождение Ольги во многом объясняет и принятие ею христианства (хотя может случиться и так, что в 955 крещение приняла совершенно иная «Ольга», а наша была христианкой от рождения) и до сих пор необъяснимое стремление ее сына Святослава перенести центр своей геополитики на Балканы, в Болгарию. А так же некоторые другие спорные моменты русской истории, рассмотрение которых выходит за рамки данной статьи. Поэтому снова вернемся к князю Игорю II, как выясняется, носившему все тот же известный нам титул Олг. В русских летописях вы этого не найдете.

Но в так называемой «иудейско-хазарской переписке» имеется несколько строк, посвященных походу князя Игоря на Византию в 944 году. И там он именуется «Хельг, царь Руси». Кстати это самое любимое место у норманнистов. Как же, царя Руси звали «Хельгом», вот оно неоспоримое доказательство норманнской крови. Однако на самом деле все совершенно не так. В действительности в тексте написано «Хлгу, царь Руси», а если учитывать, что авторы письма вряд ли разговаривали на шведском, зато, как выясняется, прекрасно знали иврит, персидский и тюркские языки (жизнь заставляла), то и под «хлгу» надо подразумевать все те же «халегу» или «олгу». Ну да ладно, все это эмоции. Гораздо важнее, что Игорь Хлгу «переписки» в том же году бесславно погиб в Персии (!?).

И здесь мы столкнулись с новой, на первый взгляд необъяснимой, задачей. Согласно русских летописей, Игорь погиб в 945 году, взимая дань с непокорных древлян. Причем у Нестора древляне — славянское племя. Столица этого племени город Искоростень позже была дотла сожжена мстящей за мужа Ольгой. У других авторов древляне — печенеги. И они не разорвали несчастного князя деревьями, как любят утверждать некоторые источники, а банально отрубили ему голову. По давней степной традиции, сделав из нее чашу.

Точно также они позже поступят и с головой князя Святослава. Впрочем, кем были древляне — славянами, печенегами или германцами (есть и такое мнение), не предмет данного исследования. Гораздо больше нас интересует, сколько было в действительности Игорей. И кто из них погиб в Персии, а кто от руки древлян. Принципиально это лишь потому, что всего один из них мог быть отцом Святослава. Как ни странно, ответ на этот вопрос довольно прост — у Святослава был старший брат Игорь. Свидетельство чему мы находим у Константина Багрянородного « Однодревки Внешней Руси, приходящие в Константинополь, идут из Немогарда, в котором сидел Святослав, брат Игоря, князя Руси».

Комментировать данную цитату мы не будем, и так все ясно (или напротив не ясно). Просто подведем итог. В Персии в 944 году погиб отец Святослава и Игоря, муж болгарки Ольги великий князь Игорь II (Хлгу). На момент смерти ему, по моим расчетам, было приблизительно 42 года. После чего на Киевский престол взошел его старший сын Игорь III и последний, убитый в 945 году древлянами.

Впрочем, летописи за 952 годом упоминают еще какого-то Игоря, построившего град Углич на Волге. Кем он доводился Игорю III и Святославу, установить вряд ли удастся. Да и нет необходимости. Остается лишь констатировать, что имя Игорь было не просто именем популярным у русских князей, но и династийным. Кстати, вполне возможно, что, став великим князем, Святослав носил и второе имя — Игорь. Или наоборот, Игорь IV носил второе имя Святослав. Но вернемся к Игорю III. Что говорит в пользу данной версии? Не много. Но все-таки.

В летописях есть любопытная фраза: « И жила Ольга при Игоре в Киеве до тех пор, пока не убили Игоря древляне». Казалось бы, что особенного в ней? Ну, жила с мужем, пока его не убили. Вот именно, если бы Игорь был ее мужем, летописец так и написал бы — жила Ольга с Игорем в Киеве до тех пор, пока не убили Игоря древляне. Но он подчеркнул, что Ольга жила «при Игоре» т.е. при своем сыне, по смерти отца ставшем великим князем, и за смерть которого она так жестоко покарала древлян. Именно непродолжительность правления Игоря IV и послужила поводом отожествления его личности со своим отцом. Думается, родился Игорь IV несколько раньше 920 года, поскольку именно на этот год приходится рождение Святослава и погиб он, получается, достаточно молодым мужчиной, вполне способным на ратные подвиги и обладавшим не дюжинными амбициями.

А что же Святослав? Время рождение великого князя по разным источникам датируется 920 и 942 годом. Авторы цитируемой книги утверждают, что 920 год гораздо ближе к реальности. Выяснили это они путем нехитрых подсчетов — если дата смерти князя Владимира, сына Святослава 1015 год, а время его жизни 73 года, то и родится он должен был в 942 году. То есть в один год со своим отцом Святославом по хронологии «Повести временных лет».

Что, понятное дело, физически не возможно. Значит, либо Святослав родился раньше, либо он и есть Владимир. Но, поскольку жизненный путь обоих великих князей достаточно хорошо прослежен и в русских летописях, и в трудах западных историков, отождествлять их не имеет смысла. Значит, мы вновь столкнулись с путаницей в именах. Что в полной мере подтверждают и сами летописи. В «Повести временных лет» маленький Святослав первым начинает избиение древлян, метнув копье, которое, пролетев между ушей коня, «ударило ему в ногу».

Тут все понятно, ребенку всего 3 года, слаб еще. Но мы-то выяснили, что настоящему Святославу на тот момент было ни как не меньше 23. Да и другие летописи говорят иное. По ним Святослав возглавлял конный отряд шедший на древлян степью. Да и силой был он наделен немалой, метнул копье так, что пробил под врагом коня насквозь. Это уже ближе к истине. Есть и еще один любопытный момент.

В летописях Святослава иногда называют Стославом и даже Вратиславом. Что дает основание подразумевать под этими именами совершенно разных людей. Не удивлюсь даже, если и настоящих князей Владимиров было несколько. Ведь по вполне обоснованной версии авторов книги Владимир тоже титул — «владеющий миром», «владетельный господин». Кстати, возможно этим и объясняется вопиющее расхождение образов Святого Владимира Крестителя и его тезки из русских былин.

Можем даже предположить, что метнувший в древлян копье младенец Святослав (Вратислав, Стослав) в действительности был сыном Игоря IV, неизвестно по какой причине канувший в лету. А у Игоря сына Игоря III был другой сын Святослав. И именно его жизнь отражена в летописях. Надо ли говорить, что у всех этих князей, естественно, были свои собственные «Ольги». Именно они ездили в Константинополь и совершали иные не объяснимые с позиции ортодоксальной хронологии поступки.

В завершении хотелось бы подчеркнуть следующее, в том, что первые русские князья из поколения в поколение носили одно и тоже имя Игорь, нет ничего удивительного. Мировая история знает достаточное количество подобных примеров. Взять хотя бы все тех же бесконечных Карлов, Людовиков и прочих «Юлиев». Знает история и примеры, когда династическое имя прежних владык вместе с престолом присваивали себе совершенно посторонние люди. Так что в тиражировании имени Игорь нет ничего удивительного.

Беззаконов С. Н.



Источник.










Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments