Луговые озёра и окрестности (minaev_hutor) wrote,
Луговые озёра и окрестности
minaev_hutor

Альберт Эдельфельт и Россия или еще раз о тесноте мира

Оригинал взят у v_murza в Альберт Эдельфельт и Россия или еще раз о тесноте мира (продолжение)
Часть II. ЗАКАЗЫ ДОМА РОМАНОВЫХ

А.Эдельфельт. Дети (Портрет сыновей Вел. кн. Владимира Александровича — Кирилла и Бориса Владимировичей), 1881. Рыбинский музей-заповедник

В экспозиции Рыбинского музея-заповедника за номером РБМ-2614 числится работа Альберта Эдельфельта со скромным названием «Дети». Это совсем небольшое полотно размером 46 x 56,9 см., на обороте находится этикетка с надписью: ВЛАДИМИРСКИЙ ДВОРЕЦ / № 00093/СПб.

В нашей стране мало кто знает, что Альберт Эдельфельт фактически являлся придворным живописцем Дома Романовых в течение 15 лет. С этой картины началась карьера художника при Российском царском дворе. На ней изображены сыновья Вел. князя Владимира Александровича, брата императора Александра III – Кирилл Владимирович и Борис Владимирович.

Вот так будут выглядеть дети, когда подрастут:

Вел. кн. Борис Владимирович (1877-1943)

Вел. кн. Кирилл Владимирович (1876-1938)

В апреле 2013 г. в Рыбинском музее-заповеднике прошла выставка «Дом Романовых: Цари, личности, люди», одним из главных экспонатов которой являлась картина Эдельфельта.
Почетным гостем выставки был Павел Эдвардович Куликовский с супругой Людмилой Анатольевной – правнук Вел. княгини Ольги Александровны – младшей сестры императора Николая II, удивительно похожий на своего прадеда — Николая Александровича Куликовского.

источник фото

ОСЕНЬЮ 1881-го
Длительная связь Альберта Эдельфельта с российской Императорской Академией художеств началась в 1878 г., когда ему было присвоено звание почетного вольного общника [1]. В конце октября 1881 г. он отправился в Петербург, взяв с собой несколько новых работ для представления на звание академика и участия в выставке. Среди них «Богослужение в Уусимаа» и «Добрые друзья» (сестра художника Берта с собакой).
В ноябре он получает назначение действительного члена Академии художеств. В письме, адресованном матери, художник сообщает, что он был официально представлен главе Академии Вел. князю Владимиру Александровичу. Великий князь любил хороших друзей, и выразил надежду на то, что Эдельфельт продолжит участие в выставках Академии: «Я надеюсь, вы не забыли наши выставки, ваши работы доставили нам огромное удовольствие».

Владимир Александрович заказал художнику групповой портрет своих сыновей Кирилла и Бориса, тот, что в заголовке поста. Чуть позже был написан портрет младшего сына Андрея.

А.Эдельфельт. Портрет Вел. кн. Андрея Владимировича в детстве (1881)

В то время существовала традиция одевать мальчиков до 7 лет в платьица, как девочек. Считалось, что дети в этом возрасте чисты и безгрешны, подобны ангелам и как будто не имеют пола. С семи лет детей одевали, согласно их полу, в уменьшенные со взрослых моделей мужские или женские одежды.

Владимир Александрович и его супруга Вел. княгиня Мария Павловна были очень довольны результатом. Но не только они. Сама императрица Мария Федоровна заказала Эдельфельту двойной портрет своих младших детей, 6-летней Вел. княжны Ксении и 3-летнего Вел. князя Михаила.

В ГАТЧИНСКОМ ДВОРЦЕ
Эдельфельт был официально представлен супруге Александра III в декабре 1881 г. Для работы над портретом царских детей она пригласила его в Гатчинский дворец, где он и встретил новый 1882 год.

1 января он пишет своему другу Пьетро Крону: «Здесь, во дворце, очень своеобразная атмосфера по ночам. Парк и двор освещены электрическим светом, который сверкает далеко за снежные поля. Залы также освещены, все это для того, чтобы ни один злодей не смог и близко подойти… А сейчас несколько пояснительных слов о месте моего нахождения. То, что я сейчас нахожусь под одной крышей с монархом всей России, может тебе показаться странным… С тех пор как убили Александра II царская семья не живет в Петербурге, а живет здесь, как в крепости. Здесь очень интересно находится и видеть близко придворную жизнь».

В первых числах января он начал работу. Запечатление непоседливых детей давалось с большим трудом. «Дети позируют всего лишь один час в день, и из-за этого я теряю много времени».

Эдельфельт прожил во дворце в Гатчине почти два месяца. В конце февраля был завершен замечательный групповой портрет. После чего художник предоставил матери письменный отчет о том, что он неоднократно общался с императором Александром III, что тон разговоров был очень дружелюбный, и император заказал еще ряд работ, что создает хороший задел на будущее.


А.Эдельфельт. Портрет царских детей, Михаила и Ксении (1882)

Милый светловолосый ребенок на переднем плане – Вел. князь Михаил Александрович (1878-1918). Глядя на картину, почти все принимают его за Вел. княжну Ольгу Александровну (1882 - 1960); автор этих строк тоже поначалу впал в подобное заблуждение:)

По заказу Александра III А.Эдельфельтом были написаны картины: «Добрые друзья» (версия 2), «Под березами», «Мальчики, играющие на берегу», «В детской».

А.Эдельфельт. Под березами. 1882.


А.Эдельфельт. Добрые друзья. 1882.

Позже Мария Федоровна приобрела картину художника «Якорная стоянка в Копенгагене» (1890, 41 × 59). Она находилась в Аничковом дворце в Петербурге, ныне в частной коллекции.
Император заказал еще один вариант картины «Якорная стоянка в Копенгагене», на которой среди других судов виден царский корабль «Держава». Эта работа предназначалась для царского дворца Хельсинки (нынешнего дворца Президента Финляндии) и находится там по сей день.

А.Эдельфельт.. Якорная стоянка в Копенгагене (версия 2). 1890

«ВТОРОЙ РУССКИЙ ПЕРИОД» 1896-1898 гг.

А.Эдельфельт. Выход императора Николая II после коронации на красное крыльцо. 1896

Десятилетие с 1885 по 1895 гг. стало самым плодотворным в жизни Альберта Эдельфельта. Художник был в расцвете творческих сил, позади остались драматические события, связанные с разрывом помолвки, он обзавелся семьей и работал с феноменальной энергией. В Париже и Хайкко каждый год появлялись новые картины, ставшие классикой финского искусства. В 1895 г. Эдельфельт был избран президентом Ассоциации художников Финляндии.

Россия, казалось, осталась где-то в стороне вместе с Софьей Манзей. Эдельфельт несколько раз посещал Петербург, но его пребывание в российской столице было очень кратким.

В 1895 г. живописец приехал в СПб на 2 недели и был приглашен ко вдовствующей императрице Марии Федоровне. В следующем году он получил заказы на портреты нового императора России Николая II.
Обычно такие портреты писались по фотографиям, но художник очень надеялся на то, что император согласится лично ему позировать.

Его желание сбылось. 13 марта 1896 г. он пишет матери: «Несмотря на то что сегодня тринадцатое число и пятница, мой день был счастливым, поскольку я доделал эскиз и смог попасть в царский дворец вовремя. Я уже позабыл, насколько роскошным и представительным является царский двор. Меня встретил Александр Михайлович, муж Ксении, который сообщил, что царь в скором времени прибудет. Я разложил свои эскизы в бильярдном зале и позже пришел царь, который был очень естественным и согласился позировать на том месте, как я его попросил. Он сидел час и, уходя, пообещал несколько сеансов на следующей неделе».

Альберт Эдельфельт должен был написать официальный портрет императора для царской Александрийской библиотеки Хельсинки. Художник говорил, что с первой же встречи ему очень понравился естественная дружелюбность молодого царя. «Он кажется очень европейским. У него глаза матери, о чем я ему сказал. Он хорошо помнит Гатчину и то, как я там писал, все мои картины, которые принадлежат его родителям <…>.
Царь дал мне задание (конечно же, касаясь живописи), которое является высочайшей честью для меня, но его величество попросило меня держать его в секрете. Значит, об этом ни слова не скажу. Мне никак не понять, как этот молодой и воспитанный офицер, который сидел со мной вдвоем в зале бильярда, беседовал и покуривал, мог быть монархом более восьмидесяти миллионов русских людей и Великим князем Финляндии и т.д. То есть самым великим монархом в мире».


Эдельфельт все-таки раскрыл тайну в следующем письме (28 марта 1896 г.). «Дело в том, что второй портрет, над которым я сейчас работаю, заказал сам царь. Он только просит, чтобы я не говорил, кому он достанется, так что я пока и не буду говорить. Портрет ему очень нравится, и он его с удовольствием рассматривает. Царь приказал выдать мне часть английского гобелена, который, по его желанию, должен послужить фоном» [2].

Местонахождение этого портрета неизвестно, в работе [2] приводится его описание: «Портрет Николая II (1896, примерно 75 × 55 см.) император изображен в сером домашнем кафтане длинной по колено, на заднем плане изображен гобелен, который сделан по рисункам Уолтера Крейна (Walter Crane). Император изображен по пояс, в натуральный размер. Картина писалась в подарок императрице Александре, в комнату которой в Царском Селе она и была повешена».

Николаю II понравился эскиз А. Эдельфельта к портрету, предназначенному для Университета Хельсинки, и он попросил художника приехать в Царское Село, чтобы запечатлеть интерьер. Император также пригласил А. Эдельфельта посетить царские конюшни для выбора лошади для портрета царя на коне (для сената Финляндии) в военной форме драгунского полка.
Этот практически неизвестный в России портрет находится в Национальном музее Финляндии в Хельсинки.

А.Эдельфельт. Конный портрет императора Николая II. 1896

1 марта 1896 г. А. Эдельфельт получил приглашение вице-президента Академии художеств графа И.Толстого войти в состав делегации представителей академии на коронации Николая II 14 мая. На церемонию были приглашены русские и иностранные художники, и для них выделили разные места в Кремле, откуда они запечатлели торжество. Альберт Эдельфельт был снаружи Кафедрального собора и писал коронационное
шествие.
«Когда царь подошел достаточно близко, чтобы я мог его изобразить, (примерно 20–30 шагов от меня), я должен сказать, что испытал некое сочувствие к нему — корона выглядела такой большой, такой тяжелой: она была сделана из сверкающих камней, но все-таки из камней! Длиннущая мантия, которую поддерживали камергеры, тоже выглядела огромной.
Сам император выглядел немного бледным и решительным. Тогда я впервые понял, что имеют в виду, когда говорят о весомости короны. Во мне пробудилась симпатия к нему как человеку, и на этот момент я испытывал жалость к молодому правителю, который теперь нес на себе все огромное государство. Густав Маннергейм шел перед императорским навесом с блестящей саблей и выглядел очень благородно и элегантно — превосходный вид!».


Торжественное шествие императора Николая II (под балдахином) в сопровождении свиты по окончании церемонии коронации. На переднем плане кавалергарды, старшие ассистенты императора — бар. В.Р. фон Кнорринг (слева) и бар. К.Г. Манергейм (справа) -

Акварель Альберта Эдельфельта «Поздравление казачьего войска» (1896, 28,5 × 40 см.) вошла в Коронационный альбом оригиналов, который хранится в отделе рисунка ГРМ. К сожалению, ее изображения мне найти не удалось.

В 1898 г. была организована «Выставка русских и финляндских художников», которую можно считать первым выступлением «Мира искусства». Она проходила с 16 января в музее бар. Штиглица в Соляном переулке. Русское искусство представляли Л. Бакст, А. Бенуа, А. Васнецов, Ф. Боткин, К. Коровин, Е. Лансере, В. Серов, К. Сомов.
Помимо А. Эдельфельта в выставке участвовали финские художники А.Галлен-Каллела, Э.Ярнфельт, Пекка Халонен, Вилле Вальгрен и др. Коллекция картин Эдельфельта была самой обширной. Кроме полотен
«Христос и Магдалина» (1890), «Похороны ребенка», была представлена картина «Прачки» (1893), которая позже была приобретена Государственным Эрмитажем.

Эта выставка стала последним официальным российско-финским культурным мероприятием. После февральского манифеста 1899 г., давшего Вел. князю Финляндскому право издавать законы независимо от представительных органов власти Финляндии, отношения между Финляндией и Россией осложнились. Официальное сотрудничество между художниками двух стран завершилось, и поездки Эдельфельта в Санкт-Петербург прекратились.
Наступали времена Бобрикова и Куропаткина, времена русификации и «закручивания гаек». Чем они закончились, хорошо известно.


А.Эдельфельт. Портрет императора Николая II. 1896 (Арппеанум, Хельсинки)

P.S. Еще малоизвестный артефакт - ширма императрицы Марии Федоровны, изготовленная по эскизам А.Эдельфельта, ручная вышивка Софи Снеллман. Экспонируется в Национальном музее Финляндии.


Основные источники:
[1] К.К.Дорошенко (Ратова). Финский художник Альберт Эдельфельт в Париже и Петербурге.
[2] Санни Александра Контула. Портреты-заказы Русского Императорского Двора Альберту Эдельфельту.
[3] Albert Edelfelt och Ryssland /под ред. R.Knapas и M.Vainio. Svenska Litteratursällskapet i Finland. Helsingfors. Bokförlaget Atlantis, Stockholm, 2004.

Первая часть рассказа ЗДЕСЬ


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments