Луговые озёра и окрестности (minaev_hutor) wrote,
Луговые озёра и окрестности
minaev_hutor

Тринадцатилетняя война (1654-1667)

Оригинал взят у ieriki в Тринадцатилетняя война (1654-1667)
Оригинал взят у agitato_canta в Тринадцатилетняя война (1654-1667) Часть 1
Оригинал взят у taxfree в Тринадцатилетняя война (1654-1667) Часть 1
Почти 13 лет, с 1654 по 1667г., Великое Княжество Литовское (ВКЛ) вело одну из самых страшных войн в своей истории, которую развязал Московский царь Алексей Михайлович Романов (кстати, прозванный почему-то «тишайшим»). В Российской историографии эта война до сих пор зачастую кощунственно фигурирует как «война за освобождение белорусского и украинского народов от польского ига».
Константин Тарасов в 12-м номере журнала «Нёман» за 1979 год писал: «Для белорусов эта война оказалась губительной [...]. Война и сопутствующие ей голод и эпидемия унесли на тот свет половину населения: из 2,9 миллиона человек к 1667 году осталось в живых 1,4 миллиона. Никогда прежде белорусские земли не терпели такого страшного урона в людях. Огромный ущерб потерпели хозяйство и культура. На полях сражений погибла наиболее активная часть народа».
Московиты (русские) готовились к ней заранее. В 1648 году царь затеял реформу армии, которая была завершена как раз накануне войны, в 1654 году. В её ходе были усилены лучшие части «старого строя»: элитная московская поместная конница, московские стрельцы и пушкари. Главным же направлением реформы стало массовое создание полков «нового строя»: рейтарских, солдатских, драгунских и гусарского. Эти полки составили основу новой армии Алексея Михайловича. Для осуществления преобразований на службу было нанято большое количество квалифицированных военных специалистов из Европейских стран. Несмотря на то, что в 1653 году в Московии случилась страшная засуха и, как следствие её – голод, царь щедро тратил деньги на реформу армии.
По сравнению с ВКЛ, Великое Княжество Московское было отсталым государством. Во времена Ивана Грозного там работала только одна типография, в то время как в ВКЛ их насчитывалась 134, и печатные книги были распространённым явлением среди шляхты. Угольные утюги появились в Московии только во время так называемой «смуты», их завезли туда поляки и литвины. До этого московиты утюгами не пользовались, как впрочем и вилками, которые тоже пришли в Московию из Речи Посполитой. Жителей Москвы шокировало, что поляки и литвины едят вилками. Они называли их «пальцами дьявола» и предпочитали еду брать руками.
Повод, чтобы развязать войну с Речью Посполитой (в состав которой входило ВКЛ), «тишайший» искал давно. Ещё в марте 1650 посол Московии предъявил Речи Посполитой ультиматум, состоявший из нескольких абсурдных пунктов. Во-первых, в нём говорилось, что царь недоволен недавно изданной там книгой, в которой прославлялись военные походы короля Владислава IV против Московии. Якобы в книге был неправильно указан титул бывшего царя, отца Алексея Михайловича. Посол нагло потребовал казнить автора книги. Во-вторых, ультиматум содержал требование вернуть Москве все территории, отошедшие к Речи Посполитой по Поляновскому мирному договору, включая также и Смоленск. И, наконец, в-третьих, ультиматум содержал требование выплаты полумиллиона злотых контрибуции. Невыполнение этих наглых требований означало войну.
Когда в апреле месяце весть об ультиматуме достигла Крымского хана Ислам Гирея, он немедленно предложил Речи Посполитой военный союз. Хан, прежде всего, надеялся решить свои проблемы – вернуть ранее утраченные Астраханское и Казанское Ханства. Уже в мае 1650г. в Варшаву прибыл его посол Мустафа Ага. У короля появилась реальная возможность наказать русского царя за наглость. «Тишайший» к тому времени и сам уже понял, в какое опасное положение он попал из-за своего необдуманного ультиматума.
К сожалению, Речь Посполитая не воспользовалась удачно складывавшимися обстоятельствами. Более того, чтобы избежать войны с Московией, сенаторы даже пошли на частичные уступки и согласились удалить из книги те страницы, которые так не понравились московскому царю. Наступило тревожное затишье. Но уже в 1653 году концентрация царских войск в приграничных районах не оставила никаких сомнений в истинных намерениях соседей. В Речи Посполитой понимали, что Московская агрессия – дело ближайшего времени.
В январе 1654 года в Переяславле состоялась рада, на которой русинское (украинское) казачество, поднявшее ранее восстание против Речи Посполитой, высказалось за вхождение в состав Московского государства. Изменив своему королю, Богдан Хмельницкий лично поклялся в верности царю.
Забегая немного вперёд, отмечу, что вскоре Хмельницкий пожалеет о своём необдуманном поступке и начнёт за спиной у царя тайные переговоры со шведами, а под конец своей жизни, окончательно разочаровавшись в союзе с Москвой, Хмельницкий всячески пытался возобновить контакты с Речью Посполитой. Его верные соратники и назначенные наследники стали проводить политику, которая привела к заключению в 1658 году Гадячской унии между Речью Посполитой и Гетманщиной, предусматривавшей вхождение последней в состав Речи Посполитой под названием «Великого Княжества Русского» как третьего равноправного члена двусторонней унии Польши и Литвы. Вот так, через неполных три года, Хмельницкий разочаровался в союзе с Московией-Россией и стал проситься обратно, под крыло «плохой» Польши.
Здесь я сделаю небольшое отступление и напомню об одном факте, о котором российские и украинские историки не любят вспоминать. Во время анти-польского восстания Б.Хмельницкого, в 1648-1654г., на Украине происходил также и массовый геноцид еврейского населения. Казаки вырезали десятки тысяч представителей этого народа.
Однако вернёмся к событиям 1654 года: решением Земского собора московиты решили поддержать мятеж «единоверцев» Хмельницкого, т.е. внутренний конфликт в соседней суверенной стране, встав на сторону бунтовщиков.
Истинные же причины военного вмешательства в дела соседей крылись в другом: Великое Княжество Литовское (ВКЛ), как составная часть Речи Посполитой, было богато и велико. Оно было великим не только по названию и территории, но и по своей политической роли в Европе, по своему демократическому устройству. Достаточно вспомнить, что Статуты ВКЛ явились прообразом многих современных Конституций. Наша Родина была самой веротерпимой страной в Европе. В то время, когда в некоторых странах пылали костры инквизиции, на городских и местечковых площадях ВКЛ мирно уживались православные и униатские церкви, католические костёлы, еврейские синагоги и мусульманские мечети.
Всё это не давало покоя беспокойному восточному соседу. В демократии и свободе наших предков, царь видел потенциальную угрозу своей абсолютной, ничем не ограниченной деспотической монархии. Ему просто невмоготу было терпеть такое положение дел, а поэтому основными инстинктами у царя были: захватывать, грабить, присваивать чужое и навязывать свои «порядки».
Ещё в ХVI веке Иван Грозный нагло заявил на земском соборе: «Вся Литва есть вотчина государей московских!». А бояре с энтузиазмом ему вторили: «Мы, холопы царские, за одну десятину земли Полоцкого или Озерищинского повета готовы головы сложить!». Московскими правителями владела идея власти над всеми народами, которым не посчастливилось жить по соседству: "Яко вся христианская царства приидоша в конец и снидошася во едино царство нашего государя, по пророческим книгам, то есть Ромейское царство. Два Рима падоша, а третий стоит, а четвёртому не быти". Эти слова, приписываемые монаху Псковского Елизарова монастыря Филофею, жившему в XVI веке, на многие столетия станут фактически национальной идеей Московии-России. Восточный сосед самочинно возомнил себя правопреемником Византии (второго Рима), а значит и спасителем «истинных христиан» от всех «инославных» и «неверных».
Прикрываясь словоблудием о защите православных от гнёта «злых ляхов», и якобы справедливой войне «за искони русския земли», летом 1654 г. в Великое Княжество Литовское с востока вторглись три армии общей численностью до 90 тысяч человек, из которых 20 тысяч составляли казаки. Им противостояла наша небольшая, не более 20-25 тысяч человек, армия.
Король Польский и Великий Князь Литовский Ян II Казимеж Ваза изыскал возможность и отправил на помощь армии ВКЛ 14.000 коронного войска, оставив в Короне 52.000 человек, так как со дня на день ожидалась война со Швецией. И действительно, через год, 21 июля 1655 года 34-х тысячная, закалённая в боях Шведская армия под предводительством фельдмаршала Арвида Виттенберга вторглась в Польшу (Корону) с запада, со стороны Бранденбургского герцогства, и захватила многие города и замки. Эти трагические события, благодаря роману Хенрика Сенкевича, вошли в историю как «Шведский потоп». Речь Посполитая была поставлена перед тяжелейшей необходимостью ведения оборонительной войны на два фронта. Хотя польские войска несколько и превосходили шведов по численности, но значительно уступали им по качеству. Основную часть коронного войска составляло так называемое посполитое рушение (шляхетское ополчение), которое имело слабую военную выучку. К тому же и дисциплина в рядах шляхты зачастую оставляла желать лучшего. Сказывались известные шляхетские вольности.
В сложившихся условиях Польша (Корона) не могла оказать ВКЛ более существенной помощи, и основная тяжесть войны с московитами, а отчасти и с мятежными русинскими (украинскими) казаками, легла на плечи жителей Литвы.
Тем временем, на восточном театре военных действий царские войска под предводительством воевод Шереметьева, Трубецкого и наказного казачьего атамана Ивана Золотаренко захватили Витебск, Полоцк, Оршу, Кричев, Мстиславль, Гомель, Шклов и ряд других населённых пунктов, творя при этом невероятные по своей жестокости зверства и грабежи. Те города и местечки которые не капитулировали и мужественно защищались, были разрушены, а их население перебито или уведено в рабство. В пепелища были превращены Речица, Жлобин, Рогачёв…. Гарнизоны некоторых городов оказывали московскому войску упорное сопротивление. Гомель оборонялся сорок дней.
Отчаянно сопротивлялись Слуцк и Старый Быхов, который осаждали казаки. Атаман Золотаренко жаловался в письме Алексею Михайловичу: «...заперлися и вашему царскому величеству поклонитися не хотят». А из-под осаждённого Слуцка в 1655 г. А. Н.Трубецкой писал царю: «…деревни, и хлеб, и сено, и всякие конские кормы мы по обе стороны жгли, и людей побивали, и в полон имали, и разоряли совсем без остатку, и по сторонам потому ж жечь и разорять посылали». 24 июля 1654 года армия Василия Шереметева захватила Дисну и Друю. Воевода доносил царю, что Друю пришлось брать с боем: «Взяли взятьем и ратных и всяких людей, которые в городе сидели, побили и город и костёлы и домы все пожгли без остатку...». 9 августа Шереметев был в Глубоком. Летом 1654 году во время боевых действий сгорел католический костёл в Кабыльнике (на Мядельщине). Дотла был сожжён Браслав.

7 августа московиты разгромили войска Януша Радзивила под Вильно, а 8 августа 1655г., князь Яков Черкасский и казачий атаман Иван Золотаренко взяли штурмом древнюю столицу ВКЛ. Резня жителей продолжалась 3 дня, а сам город горел 17 дней. Первыми на улицы ворвались казаки. Маленький гарнизон, который ещё продолжал защищаться в замке, только приводил в ярость упившихся кровью захватчиков.
Сразу же, прямо на уличной брусчатке, стали происходить массовые убийства, изнасилования женщин, а на рынке дошло до настоящей резни жителей города. Надеясь найти спасение, толпы виленчуков бросились к реке, но там множество людей было или зарублено, или утонули. Как позже вспоминал виленский епископ Тышкевич, «не было милости ни возрасту, ни полу; все места были заполненны кровью убитых и трупами, в особенности Бернардинский монастырь, куда, ища схоронения, люди сбежались в особенно большом количестве».
О том же писал и королевский писец Самуэль Венславский, отмечая, как лютые захватчики «вооружённых и безоружных, мужчин и женщин убивали без различия». Одна из немецких газет того времени сообщала, что «женщин захватчики отсылают в Москву, а старых женщин и детей бросают в огонь».
Особенно привлекали казаков и царских ратников католические костёлы, а точнее - их содержимое, украшения, оклады, колокола. Они обдирали алтари, вырывая из них всё ценное, разрушали надгробия... В костёле Святого Михала в Вильне забрали или уничтожили всё, что только было возможно, а захоронение знаменитого канцлера Льва Сапеги и его семьи – ограбили и разрушили. Кости выбрасывали из гробов, а в монастырях безжалостно убивали монахов.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments