Луговые озёра и окрестности (minaev_hutor) wrote,
Луговые озёра и окрестности
minaev_hutor

Подлинна ли карта Беренгейма?

Оригинал взят у karhula в Подлинна ли карта Беренгейма?
Оригинал взят у tiina в Подлинна ли карта Беренгейма?
Оригинал взят у matholimp в Подлинна ли карта Беренгейма?[Spoiler (click to open)]
Тему потерянного города Йоханнесдаля мы обсуждали с друзьями далеко не однажды (см. напр. http://matholimp.livejournal.com/857012.html , http://matholimp.livejournal.com/665917.html , http://matholimp.livejournal.com/627073.html , http://matholimp.livejournal.com/609425.html и др.). Единственная карта, на которой показано его расположение, приписывается Беренгейму и датируется 1676г. Точность прорисовки деталей (прежде всего, гидрографии) подразумевает невозможность значительных ошибок в расположении основных объектов на карте. Именно она и привела меня несколько лет назад к выводу, что Йоханнесдаль нужно искать возле Русско-Высоцкого. Увы, указанное на карте место оказалось в последние десятилетия под толщей куриного помёта, произведённого местной птицефабрикой.
Но всмотревшись в очередной раз в этот фрагмент карты, я усомнился в её подлинности. Поводом для сомнений послужила как раз излишняя точность некоторых деталей. На карте показаны несколько водохранилищ на небольших речках, впадающих в Финский залив от Автова до Мартышкина. Мне казалось, что возраст Орловского пруда в Стрельне не превышает трёхсот лет, а все остальные должны быть гораздо моложе.

Что скажут знатоки-краеведы? Неужели гидротехника в окраинной шведской провинции XVII века почти не уступала современным стандартам?
[Spoiler (click to open)]
Древнейшая история Дудоровского погоста.

Дудергофский погост на карте Беренгейма (1676 год)

Дудергофский погост на карте Беренгейма (1676 год)

История Красносельского района богата яркими историческими страницами. Будучи одним из центром исторической Ингрии, этот край издревле привлекал различные народы и племена. Чаще всего люди селились в окрестностях Дудергофских высот, а так же на южном побережье Финского залива. Через наши земли прошли финно-угорские племена, такие как водь и ижора, с юга в XI веке приходят славяне-новгородцы. В то время Ингрия входила в Водскую пятину Великого Новгорода, которая в свою очередь делилась на погосты (аналог современных районов). Одним из таких единиц был Дудоровский погост. Центром погоста являлось старинное селение Ижорского плато – Дудорово (будущий Дудергоф, ныне пос. Можайский). Оно существовало с XV в. и находилось у южного склона Вороньей горы, вблизи Ореховой горы – самой высокой точки Ижорской возвышенности (176 м). Его название, очевидно, восходит к лопарскому (саамскому) слову «дуддар» и финскому «тунтури» - «горная местность» .
Во второй половине XV века поселение Дудорово принадлежало новгородскому боярину Богдану Есипову. Этот новгородский боярин владел у нас многими деревнями, составлявшими т.н. Есиповскую волостку. Однако близился закат Новгородской вольницы, усиливалось влияние московского князя Ивана III. Пользуясь недовольством новгородских жителей своим боярством, князь приезжает в Новгород чтобы «судить» по вечевым традициям (которые через год он уничтожит) неугодных ему бояр. Среди прочих, был вызван в Новгород и боярин Есипов. На суде против Есипова свидетельствовали собственные крестьяне. Обвинялся он в чрезмерном налогообложении, а так же в грабежах, которые будто бы совершали дворовые люди боярина. Были ли эти обвинения правомерными, мы уже не узнаем, но князь московский посчитал их весомыми. Есипова и нескольких других бояр одели в кандалы и увезли в Москву, где он и сгинул. Территория же Дудергофского погоста была отдана в кормление московским наместникам. Таким образом, наша земля перешла под управление государства Московского.

Шведское вторжение.

Густав II Адольф - король Шведский

Густав II Адольф - король Шведский

Юхан Бенгтсон Шютте - генерал-губернатор Ингерманландии, барон Дудергофский

Юхан Бенгтсон Шютте - генерал-губернатор Ингерманландии, барон Дудергофский

Шведские солдаты первой половины XVII века

Шведские солдаты первой половины XVII века

Всего сто с небольшим лет владела Ингрией Москва, уже со второй половины XVI века на арену выходит главный соперник русских в этом регионе – Шведское королевство. Этот северный сосед России достаточно долго находился вне большой политики. Лишь в начале XVI века Швеция получила независимость от Дании, разорвав Кальмарскую унию. Во внешней политике шведы стремились наверстать упущенное - территория Ингрии всегда входила в сферу их интересов. В результате нескольких разрушительных войн Швеции удаётся к 1617 году покорить всю территорию Ингерманландии. Московское государство тогда всё ещё не могло оправиться от последствий Смуты, вело войну на два фронта – со Швецией и с Польшей. Не имея военных ресурсов, Москва соглашается передать северному соседу свои Балтийские земли. Так и был заключён Столбовский мирный договор, по которому шведы «навечно» закреплялись на территории Ижорской земли. На деле же, немногим менее века будет существовать шведская провинция Ингерманланд, после чего будет завоёвана армией Петра.
В то же время, за тот небольшой срок, который довелось шведам властвовать над нашим краем, им удалось здесь кое-что обустроить, создав тем самым предпосылки для процветания Ингрии в последующие века. Одним из самых выдающихся правителей новой провинции стал Юхан Бенгтсон Шютте (1577-1645 гг.), личность для Швеции весьма примечательная. Будучи представителем бедного дворянского рода, Шютте сделал в начале XVII века головокружительную политическую карьеру, став высшим советником короля и генерал-губернатором Ингерманландии. Он обладал не дюжим умом и сумел закончить ряд немецких университетов, знал несколько иностранных языков. Вернувшись в Швецию, Юхан был нанят в качестве наставника молодого принца Густава, будущего короля. С тех пор дела Юхана Шютте пошли в гору, и вскоре после того, как ГуставII Адольф становится шведским королём, Шютте получил должность генерал-губернатора новых недавно завоёванных земель - Ингерманландии, Эстляндии и Ливонии. А чтобы закрепить губернатора в новоприобретённых провинциях, ему был пожалован титул барона и предан в личное владение Дудергофский погост (в 1624 году). Так начинается история Юхана Шютте как владетеля наших земель.

Шютте - Барон Дудергофский.

Путевой дворец Петра I, возможно перестроенная мыза Шютте Стрелингоф

Путевой дворец Петра I, возможно перестроенная мыза Шютте Стрелингоф

Укко-киви. Священный камень угро-финских народов на горе Кирхгоф

Укко-киви. Священный камень угро-финских народов на горе Кирхгоф

Церковь святой Троицы на горе Кирхгоф (довоенное фото)

Церковь святой Троицы на горе Кирхгоф (довоенное фото)

В наши дни следы шведского влияния в Ингрии обнаружить весьма затруднительно, однако, они прослеживаются как по сохранившимся памятникам, так и по названиям населённых пунктов. В этом смысле Дудергофский погост был при шведах достаточно обжитой территорией. Стоит отметить, что транспортная сеть нашего района начала складываться ещё в XVI веке. Две важные магистрали (тогда – небольшие, но проторенные дороги) становятся основой для расселения жителей – это Нарвский тракт (ныне Таллиннское шоссе) и Королевская дорога (ныне Петергофское шоссе). Не последнюю роль в дорожном строительстве сыграл Юхан Шютте, ибо ему приписывается создание транспортных артерий в Ингерманландии и даже первых почтовых станций.
Большое внимание новый владелец уделял вопросам религии. Будучи лютеранином, Шютте начинает внедрять в собственных владениях протестантскую веру. Неизвестно, была ли в новгородский период в Дудоровском погосте православная церковь, но ко времени Шютте, шведы столкнулись не только с православной верой, но и с языческими пережитками, носителями которых был ижорский народ. До сих пор на горе Кирхгоф (недалеко от пос. Можайский) можно увидеть два культовых камня, которым финно-угорское население поклонялось на протяжении сотен лет. Кроме того, гора Кирхгоф – лысая и, следовательно, может быть напрямую связана с шабашами, магией и языческими игрищами местного населения. Вероятно, для подавления языческого влияния Шютте заложил на вершине горы деревянную часовню, ставшую позднее кирхой святой Троицы. Другая кирха при Шютте находилась на территории нынешнего Красного Села, на том месте, где в 1828 году был построен Императорский дворец.Прихожанами были в основном финны-ингерманландцы, которых шведская администрация переселяла на наши земли взамен бежавших на юг и запад ижорян. Таким образом, при непосредственном участии барона был образован лютеранский приход Туутари, существующий по сей день.
Но не только религиозной деятельностью занимался Шютте. Будучи учёным, Шютте в то же время был хорошим администратором. Барон построил в нашем районе сразу две мызы , усадьбу Дудергоф (пос. Можайский) и усадьбу Стрелингоф(ныне - Стрельна).
Дудергофская мыза была вероятно совсем небольшой и служила второстепенным пунктом, в котором мог останавливаться барон. На шведском плане из атласа Дудергофского погоста, датируемого 1670-ми гг., обозначена усадьба с небольшим домом, скотным двором, лугами и пахотными землями. Располагалась мыза у подножья Вороней горы, у Нарвского тракта.
Совсем другой статус имела мыза Стрелингоф. Территория современной Стрельны в тот период относилась к Дудергофскому погосту, и в устье реки Стрелки барон выстроил свою основную резиденцию. Вокруг усадьбы был разбит сад и оранжереи, стояла домовая церковь. К реке Стрелке вёл искусственный пруд, на котором стояла водяная мельница. В устье реки была оборудована пристань.
А отличие от других памятников старины, мыза Стрелингоф вероятно не бесследно канула в лету. По мнению множества исследователей и краеведов, именно эту усадьбу Пётр решил переоборудовать в свой Путевой дворец. Если современную карту Стрельны наложить на шведскую 1670-х годов, то нарисованный на ней дом Иоганна Шютте совпадает с современным положением Деревянного дворца Петра Великого в Стрельне. На шведской карте хорошо виден всем известный пруд под названием "стометровка", бывший Карпиев пруд.
Интересную легенду рассказал генеральный директор ГМЗ "Петергоф" В.Знаменов. Когда после войны ремонтировали стрельнинский Деревянный дворец Петра, то под полом нашли старинный саркофаг с изображением гербов, в котором обнаружили находящееся в жидкости тело в старинной воинской форме. Вполне возможно, что это был один из потомков основателя Стрелингофа. В настоящее время Общество ревнителей истории Стрельны собирает сведения об этой легенде.

Загадочный Йоханнесдаль.

Йоханнесдаль. Ингерманландия. Картина Эдуарда Якушина

"Йоханнесдаль. Ингерманландия." Картина Эдуарда Якушина

С Дудергофским баронством Шютте связана ещё одна, пожалуй самая загадочная история. Речь идёт о легендарном городе Йоханнесдаль. На картах XVII века этот город указан к Западу от современного Красного села, на границе Ломоносовского и Красносельского районов. Легенда подтверждается германским путешественником Адамом Олеарием, который проезжал через этот город в 1634 году. Олеарий описывает строящийся город и сообщает, что городская церковь была почти достроена. Исследователи спорят, где мог находиться этот легендарный город. Одни утверждают, что Йоханнесдаль врос в Красное село, другие выводят его под Стрельну. В любом случае, это детище барона Шютте нуждается в серьёзном и планомерном расследовании.
Сам барон вероятно не успел достроить город, в 1632 в бою под Лейпцигом погиб его ученик, шведский король Густав II Адольф и карьера Шютте подошла к закату. Новая дворцовая партия во главе с Акселем Оксеншерной сумела добиться снятия Шютте с поста генерал-губернатора. Барон так же покинул и своё поместье. Последние годы он провёл в Швеции, способствуя развитию наук, и преподавал юриспруденцию в Уппсальском университете. Умер Юхан Шютте в своём доме в Уппсале 25 марта 1645 года, при этом оставаясь бароном Дудергофским.
Юхан Шютте сделал весомый вклад в развитие нашего района. Будучи, по сути, шведским завоевателем, он стал первым, кто начал облагораживать дудергофские владения. Достижения Шютте как генерал-губернатора (в особенности в области строительства усадеб и дорожных магистралей) были использованы впоследствии в петровскую эпоху, когда Ингерманландия вернулась в состав Российского государства. Так, сам того не желая, шведский наместник упростил нам освоение этой непростой территории с капризной и своенравной природой, и создал предпосылки для процветания Ингрии в последующие века.

Печать возле Тартусского университета, который Шютте основал

Печать возле Тартусского университета, который Шютте основал

Литература:

1. Александрова Е.Л. Санкт-Петербургская губерния. Историческое прошлое. Спб.: «Гийоль», - 2011, 790 с.
2. Вячеслава Мизин. Забытые священные и мифологические места Ингерманландии. Спб., - 2012, 216 с.
3. Андрей Сыров. Забытые достопримечательности южного берега Финского залива. Спб., - 2011, 319 с.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments