Луговые озёра и окрестности (minaev_hutor) wrote,
Луговые озёра и окрестности
minaev_hutor

Вынужденное паломничество Александра Дюма на Валаам

Оригинал взят у matholimp в Вынужденное паломничество Александра Дюма на Валаам
По ходу обсуждения моего поста о Ладожской косе http://matholimp.livejournal.com/24181.html один из собеседников удивился, когда в качестве причины динамичных изменений гидрографии Карельского перешейка я назвал мощные землетрясения. Подбирая материал для ответного будущего поста о них, я обнаружил, что свидетелем одного из землетрясений на Ладожском озере оказался Александр Дюма-отец, путешествовавший по России в 1858 году. Его семитомное (!!!) сочинение «Впечатление о путешествии в Россию» выдержало несколько изданий. К сожалению, на русский язык переведены лишь немногие фрагменты этого уникального научно-литературного труда. Причины не только в фактических ошибках (именно оттуда пошла знаменитая «развесистая клюква»), но и чисто политические. В частности, Дюма изложил собственную трактовку борьбы Швеции и России за обладание Финляндией.
Под катом – фрагмент главы «Вынужденное паломничество на Валаам» , посвященный описанию землетрясения на Ладожском озере.
"Мы отправились в 10 часов утра, увозя сотню паломников обоего пола, которые, после выполнения своих религиозных обрядов в Коневецком монастыре, собирались делать то же в Валаамском. Нет ничего безобразнее этих странников, принадлежащих к низшему классу народа, если допустить, что в России есть народ. Едва ли есть видимое различие между обоими полами. Только отсутствие бороды отличает женщин от мужчин. Одеяния их почти одинаковы, у тех и у других — лохмотья. У мужчин и у женщин в руке посох, а на спине — оборванные переметные сумки. Излишне упоминать, что все они чешутся способами, ужасающими того, кто не чешется. К счастью, наиболее усердствующие в этом занятии тотчас забывают о нем ради другого, более живописного.
Едва мы прошли 4 или 5 миль, как оказались окутанными таким туманом, что перестали что-либо различать вокруг. Среди этого тумана раскатился гром, и озеро стало колебаться, как вода в котле над костром. Можно сказать, что буря была не в атмосфере, а в глубинах вод, которые, казалось, утратили охоту удерживать нас на своей поверхности.
Можно себе представить, в каком состоянии находился наш компас, который был расстроен накануне, во время прекраснейшей погоды. Поэтому наш капитан и не пытался с ним сверяться. Как только капитан почувствовал удары яростных волн, то вместо отдачи распоряжений, позволяющих побороть опасность, если опасность была, он принялся бегать из конца в конец судна, крича: «Мы пропали»! Слыша капитана, испускавшего вопли отчаяния, все пассажиры, паломники и паломницы, бросились ничком, стукая лбами по доскам палубы и крича: «Смилуйся над нами, Господи!» Только Дандре, Муанэ, Миллелотти и я остались стоять, пока Миллелотти, как римлянин, не пожелал отставать от других.
Туман сгущался, гром ужасно гремел, молнии казались какими-то мрачными, пробиваясь сквозь эти испарения. Озеро продолжало колыхаться, не столько от волн, сколько от некоего внутреннего кипения. Я видел 5-6 бурь, но ни одна не напоминала эту. Быть может, это старый Вяйнямейнен проходил из океана в Ладогу. Нечего было и думать остановиться: судно двигалось само по себе и направлялось куда хотело.
Наконец, часа через два, когда все оставалось примерно в том же положении, капитану пришла идея поднять двух людей на мачту, чтобы воспользоваться первым же просветом в тумане. Не прошло и 10 минут, как послышалось нечто вроде галопа группы всадников. Это был поднявшийся ветер. Одним дуновением он разорвал, разбросал завесу тумана. Озеро предстало белым от пены, но раскрывшим свои самые далекие горизонты. Матросы сверху закричали: «Земля!» Все забегали. Капитан совершенно не знал, где мы находимся. Старый матрос объявил, что узнает Валаам. Взяли курс на остров. ..."

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments