Луговые озёра и окрестности (minaev_hutor) wrote,
Луговые озёра и окрестности
minaev_hutor

Криптография и Свобода - 2. Назад в будущее

Оригинал взят у kolkankulma в Криптография и Свобода - 2. Назад в будущее
Оригинал взят у mikhailmasl в Криптография и Свобода - 2

Назад в будущее

Все шесть с лишним лет моего пребывания в Корее меня не покидало ощущение того, что я попал в СССР конца шестидесятых годов. Напомню современным читателям то время.

Сравнительно недавно закончилась Великая Отечественная Война. Многие фронтовики еще полны сил и здоровья, эти люди, прошедшие сквозь неимоверно тяжелые испытания, определяют моральный климат в стране. Победа, доставшаяся ценой огромных потерь, выдвинула на первый план все лучшие качества наших людей. Технари, физики, инженеры – уважаемые люди. Легких нефтяных денег еще нет, нефтяного чиновничьего разврата – тоже.

Как мне кажется, отношения людей к правительству и правительства к людям в СССР в 60-е годы и в современной Корее были во многом схожи. Корейцы сами, за счет своей дисциплинированности и работоспособности, построили в своей стране современную экономику, подняли уровень жизни народа, завоевали уважение и признание во всем мире. Но ведь и в СССР в 60-е годы было много схожих черт: советский народ сам восстановил свою страну после войны, поднял уровень жизни, создал ядерное оружие и космические ракеты и тоже был уважаем в то время во многих странах мира. До тех пор пока не появилась нефтяная халява…

Как тут не вспомнить философские истины, которые нам, советским студентам, вдалбливали все время: бытие определяет сознание, производственные отношения развиваются вслед за производительными силами, конфликт между производительными силами и производственными отношениями приводит к революции и прочая, прочая, прочая… А если перевести всю эту науку на простой и понятный язык, то, на мой взгляд, получилось вот что. До конца 60-х годов те, кто управлял СССР, зависели от своего народа, от результатов его труда, от наличия в СССР современных технологий, от того, как люди, создающие материальные блага, относятся к своему правительству. Вспомним Великую Отечественную Войну и тех, кто создавал и выпускал танки и самолеты, пушки и «катюши», патроны и снаряды. Была ли тогда возможна коррупция на уровне Бангладеш, Кении и Сирии? Если немного вульгарно подойти к марксистско-ленинской философии в СССР и под производительными силами понимать то, что непосредственно связано с производством: заводы, фабрики, конструкторские бюро, научно-исследовательские институты и т.п., а под производственными отношениями – коммунистическую партию и советское правительство, то до конца 60-х годов производственные отношения объективно были заинтересованы в том, чтобы производительные силы были современными и работоспособными. Как это у них получалось – другой вопрос.

И вот – открытие нефтяных месторождений в Сибири в конце 60-х годов, и, как следствие, появление легких нефтедолларов. Да гори они синим пламенем, эти заботы о производительных силах, производственным отношениям и нефтедолларов вполне хватает! Нефтедоллары стали определять сознание! И понеслось… В 70-е проспали научно-техническую революцию, компьютеризацию, мировую интеграцию в экономике, зато появился очередной культ: дорогой и любимый товарищ Леонид Ильич Брежнев. Ведь марксизм учил, что конфликт между производительными силами и производственными отношениями может привести к революции. Но это было очень давно, еще до появления телевидения и других средств массовой информации. А в 70-е годы Карла Маркса подправили: может и не привести, если производительные силы каждый день оболванивать по телевизору «дорогим и любимым» и прочим коммунистическим пустозвонством.

Итак, в СССР производительные силы были брошены на произвол судьбы в угоду нефтедолларам. А в Южной Корее - наоборот, производственные отношения были брошены на произвол судьбы в угоду развития производительных сил. В 60-х годах в Южной Корее установилось военное правление, основной задачей которого было развитие экономики, ибо халявных нефтедолларов в Южной Корее нет и вряд ли они появятся в обозримом будущем. И в полном соответствии с марксизмом, опережающее развитие производительных сил «подтянуло» за собой, причем мирно и ненасильственно, развитие демократии и гармонии в обществе, которые здесь с тех пор выступают в роли производственных отношений. В 1987 году военные сами передали правление демократически избранным гражданским властям.

А в СССР в 80-е годы – облом! Рухнули нефтяные цены, иссяк поток нефтедолларов. Современной экономики нет, караул, караул! Начинаем перестройку производственных отношений. Производительные силы при этом подождут. Голые полки магазинов, всеобщие дефицит и ажиотаж, революция в августе 1991 года – все в точности по Карлу Марксу, как ни пытались его все это время подправлять. Нефтяные цены затем опять поднялись, халява вернулась, с тех пор и до самого последнего момента так и висит над Россией это проклятие – нефтедоллары, которые не дают развиваться экономике, плодят коррупцию и презрение власти к своему народу, готовят очередную революцию. Неужели и вправду: «Учение Маркса всесильно, потому что оно верно»? Ждем очередного падения цены бочки? Или Маркс все-таки был не совсем прав и не предвидел появления Интернет, который, в противовес телевизионному одурачиванию, сможет заставить правителей не лгать и не воровать, и тогда наложенное на Россию в 60-е годы проклятие спадет?

Если бы не эти проклятые нефтяные деньги! Коммунизма, как обещал Хрущев, наверное, не построили бы, но более-менее приличную и честную жизнь наш народ, прошедший войну, несомненно, заслуживал.

И вот, попав в Сеул, я убедился в том, что история знает сослагательное наклонение. Если бы не эти проклятые нефтяные деньги, то наша экономика пошла бы по похожему пути, по которому пошли корейцы, и я уверен, что к середине 80-х годов бренды советских фирм были бы распространены по миру не хуже, чем Samsung, LG или Hyundai. А вместе со здоровой экономикой мы получили бы здоровые общественные отношения, при которых человек, производящий материальные блага, занимает более высокое положение в обществе, чем тот, кто эти блага распределяет, реальное равенство всех перед законом, отсутствие вызывающего лицемерия со стороны власти.

Это, в общем, достаточно тривиальные философские истины, гораздо интереснее реальные, конкретные примеры из жизни корейцев и не только их, которыми я с радостью готов поделиться с читателями этой книги.

Korea. Example 1.

Интуитивно ясно, что пробки на дорогах в Корее неизбежны. Страна с высоким уровнем жизни, с высокой плотностью населения и большим количеством автомобилей на душу населения. На машине на север не поедешь, там наши братья по соцлагерю отбили всю охоту к ним ездить, остается только юг. Из Сеула на юг есть не очень-то много дорог, все-таки не наша равнина – везде горы. Летом, когда от жары в Сеуле плавятся мозги, те бедолаги - корейцы, которые решились поехать на своих машинах на юг искупаться на тихоокеанском побережье – километров 350 – 400 от Сеула, - могут из-за сплошных пробок растянуть свое путешествие на 10 – 12 часов в один конец.

За все время своего пребывания в Корее я не видел ни одной чиновничьей машины с мигалкой. Роскошные лимузины – пожалуйста. Но все они – в общей очереди, в общих пробках. А один случай меня особенно поразил.

На очередной осенний пикник нашу фирму вывезли на юг где-то километров за 150 от Сеула. После традиционной программы пикника вечером в субботу возвращаемся назад в Сеул, время – около 6 вечера, дорога – сплошная пробка, а до Сеула еще пилить километров 100. Я уже мысленно прикидываю, во сколько доберемся до цели, дай бог, чтобы к тому времени не закрылось метро. Поделился своими печальными мыслями с корейским боссом, а он мне в ответ: «Не бойся, сейчас выедем на трассу номер 1 и за час доедем до Сеула». Я сначала не поверил: трасса номер 1 – это основная дорога на юг, уж где-где, а там-то пробок должно быть еще больше. Но он мне пояснил: по инициативе Президента Кореи был принят закон о выделенной крайней левой полосе на трассе 1. Эта полоса предназначена только для автобусов, везде висят камеры наблюдения, за выезд легковой машины на эту полосу – штраф около 300$. В каждом автобусе пассажиров примерно в 10 раз больше, чем в легковой автомашине, поэтому логично предоставить автобусам отдельную полосу. «А как же высокопоставленные корейские чиновники, они что, на юг не ездят?» - спросит нормальный россиянин. Ездят. Но либо со всеми в автобусе, либо в своей машине в общей пробке.

Все в точности так и произошло. Выехав на трассу 1, наш автобус пробрался в крайнюю левую полосу, которую никто не занимал, газанул под 100 и через час мы были в Сеуле. А я все время вспоминал Кутузовский проспект и как там относятся к простым россиянам при проезде правительственных кортежей.

Korea. Example 2.

Фото похоже на наше картофельное поле. Только выращивают на нем не картошку, а красный перец – национальную корейскую еду. Дело было где-то в марте месяце, еще достаточно прохладно, вот грядки и укрыты пленкой. А за полем не сельский клуб, а здание национального корейского парламента. Уж не парламентарии ли решили выращивать здесь в свободное от заседаний время перцы? Если да, то такие парламентарии лично мне очень симпатичны. Тогда получается, что парламент – место для дискуссий, а рядом – место для совместного выращивания перцев после дискуссий, и всем такая демократия по душе.

Вообще-то про корейскую политическую систему можно тоже сказать пару слов, хотя в ее детали я особенно не вдавался. Но некоторые ее штрихи были заметны невооруженным взглядом. Во-первых, день выборов в Корее – всегда в середине недели и он объявляется выходным днем. На мой взгляд, не пойти проголосовать при таких условиях просто стыдно. А во-вторых, реклама кандидатов абсолютно равномерная, это видно даже иностранцу, прогуливающемуся в предвыборный период по улицам Сеула.

Hong Kong. Example 3.

        «Гонконг – свободный город, туда виза не нужна» - так уверял меня мой корейский босс mr. Lee. Все так. Почти.

Дело было в 2005 году. Мы с mr. Lee собрались в турне «Китай-Гонконг», причем сначала в Китай, в Шенг-Шен, тот, что рядом с Гонконгом, а затем и в сам Гонконг. Вроде как бизнес-турне, поиск потенциальных партнеров. Искали потенциальных производителей смарт-карт и их считывателей. В Китае – все подешевле, но качество лучше в Гонконге. Билеты на самолет куплены, и уже в самом корейском аэропорту Инчеон выясняется, что хотя Гонконг и свободный город, но не для всех. Россиянам в те времена туда требовалась отдельная виза. Вообще-то полуофициальная интерпретация была такая: в Гонконг свободно пускают почти всех, за исключением исламских террористов (Пакистан), бандитов и проституток (Россия). Хоть стой, хоть падай: через полчаса заканчивается регистрация на рейс, а в моем загранпаспорте есть виза в Китай, но нет визы в Гонконг. Поскольку рейс на самолет был до Гонконга и обратно, то в корейском аэропорту Инчеон приняли соломоново решение о том, что делать с этим русским: в Гонконге, не выходя из аэропорта, сразу же двигай на Ferry-Terminal, откуда отправляется катер в Китай. А обратно – точно так же: сразу с катера – на самолет, не переходя зону пограничного контроля. Причем перелет «туда» пограничники смогли проконтролировать: в Гонконгском аэропорту меня, не доходя до зоны пограничного контроля, встречала миловидная девушка с плакатиком «mr. Maslennikov», которая и проводила до того самого Ferry-Terminal, откуда отплывал катер в Китай. А вот обратно…

Mr. Lee был настроен как-то не по-чиновничьи: запланирована встреча в Гонконге с крупным производителем считывателей для смарт-карт – Advanced Card Systems (ACS). На руках есть обратный билет в Сеул, неужели в Гонконге на пограничном контроле не поймут, что я не бандит и не проститутка и не пропустят по российскому загранпаспорту без визы? Короче, идем через пограничный контроль в Гонконге, а там куда кривая вывезет.

На пограничном контроле в Гонконге кривая, естественно, вывезла меня к начальнице службы пограничного контроля. Это была сравнительно молодая женщина лет 30-ти, стройная и говорящая на безукоризненном английском языке.

- Почему Вы прибыли в Гонконг без визы?

    Мой корейский босс объяснил ей, что мы бизнесмены и хотим наладить сотрудничество с гонконгской компанией ACS. А я, достав из сумки свой Notebook, стал объяснять этой очаровательной женщине про CSP, электронную подпись и систему Internet Banking. И дальше произошло то, что не укладывается в голове у любого россиянина, хоть раз в жизни сталкивавшегося с российскими чиновниками. Начальница службы пограничного контроля Гонконгского аэропорта, проще говоря, обычная гонконгская чиновница, вдруг заявляет:

    - Да, я вижу, что Вы представляете интерес для моей страны. Прошу Вас, подождите немного, я попробую связаться с моим боссом и помочь Вам.

    Минут через 30 ко мне подходит ее подчиненный и говорит, что разрешение выдать мне визу получено. Нужно ее оплатить, это, если мне сейчас не изменяет память, 74 доллара, но оплатить нужно в местной валюте. Даю ему 100-долларовую купюру. Он извиняется за то, что мне пока не разрешен выход за пределы зоны пограничного контроля, и если я не возражаю, он сейчас сходит и разменяет ее. Сон какой-то. Еще через 15 минут этот чиновник приносит мне паспорт с гонконгской визой и 26 долларов сдачи. Занавес.

    Представим себе, на минутку, аналогичную картину, например, в Шереметьево-2: кореец прилетел в Россию без визы и на пограничном контроле начал что-то парить про CSP, электронную подпись и Internet Banking…

    Нет, не нужно в этой книге раскручивать дальше сценарий подобного фильма ужасов.


Назад                                Продолжение
В начало книги Криптография и Свобода - 2



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments